Рус
Eng

Санитарная авиация — спасение жизни между небом и землей

Интервью с профессором Дэвидом Линтоном — врачом и пилотом в одном лице

Профессор Дэвид ЛинтонНочь. Международный аэропорт Бен Гурион готовится к новому интенсивному дню. Тишину нарушает приземление белого санитарного самолета с эмблемой iMER на крыле.

Еще до окончательной остановки самолета к нему подъезжает машина скорой помощи, а из самолета выпрыгивает человек, который быстрыми уверенными движениями достает из самолета инкубатор и переправляет его в скорую.

Так закончилась сложная воздушная операция по перевозке из Одессы в Израиль маленькой девочки, которая родилась на 30-й неделе беременности.

Человек, передавший инкубатор в машину скорой помощи, — не кто иной, как Дэвид Линтон — профессор реанимационной медицины и пилот гражданской авиации в одном лице.

Профессор Линтон — международно-признанный эксперт по санитарной авиации — транспортировке пациентов в критическом состоянии воздушным санитарным транспортом.

Мы встретились с профессором Линтоном в его кабинете в университетском медицинском центре «Хадасса» в Иерусалиме, чтобы поговорить о медицине и авиации.

Вопрос: Профессор Линтон, неужели это возможно — врач и пилот в одном лице?

Ответ: Прежде всего, я — муж своей жены и отец пятерых детей, воспитываю двух дочек и троих сыновей. Кроме того, мне по-настоящему повезло в жизни, ведь я смог совместить два своих самых больших увлечения — медицину и самолеты.

Я родился в 1950 году в Южной Африке, в семье фармацевтов. Так во мне зародилась любовь к медицине. Я закончил медицинский факультет в Южной Африке и стажировался в клинике при университете Кейптауна в области гинекологии и общей хирургии. Чуть позже я решил попробовать свои силы в реанимационной медицине и интенсивной терапии, а также получил дополнительное образование в области анестезиологии. В 90-х годах руководил отделением интенсивной терапии в больнице в Кейптауне, а потом был приглашен должность директора медицинского отделения интенсивной терапии при медицинском факультете медицинского центра «Хадасса», где и работаю по сей день.

Вопрос: Что вас так привлекает в интенсивной терапии?

Ответ: Интенсивная терапия характеризуется прежде всего междисциплинарностью. Эта профессия сочетает в себе сразу все медицинские специальности, а также передовую технологию. Прямой контакт с людьми, возможность исцелять и возвращать к жизни безнадежных больных, постоянный адреналин делают мою жизнь похожей на увлекательное кино.

Самолет санитарной авиацииВопрос: Как вам удается сочетать авиацию с такой интенсивной медицинской карьерой?

Ответ: Я с детства увлекаюсь авиацией в целом и полетами в частности. Еще в юности я стал квалифицированным летчиком, и для меня было совершенно естественно объединить два самых серьезных профессиональных увлечения. Уже в 1980 году я руководил отделением санитарной авиации Красного Креста в Южной Африке, а после репатриаци я приложил немало усилий для создания и развития отрасли воздушной медицинской транспортировки в Израиле. Сочетание руководства отделением интенсивной терапии и санитарной авиации является для меня оптимальным.

Вопрос: Как бы вы определили вашу специализацию в авиации?

Ответ: Авиация — это высочайшие стандарты и бескомпромиссный профессионализм. Можно сказать, что авиация не уступает медицине с точки зрения профессионализма и отношения к безопасности. Сочетание этих двух видов деятельности породило новую уникальную и важную профессию — санитарную авиацию.

Важно подчеркнуть: из 100,000 авиапассажиров в месяц в мире около 50 — это пассажиры санитарных самолетов, а воздушная медицинская транспортировка требует особой специализации, высокого профессионализма и специального сопроводительного оборудования, пригодного для любых возможных операций по спасению жизни. При этом каждый полет воздушной «скорой помощи» не похож на другие и практически все полеты требуют запасного плана эвакуации, разработанного специально для этой операции.

К примеру, транспортировка хирургического больного радикально отличается от транспортировки кардиологического больного. Пациента, подключенного к аппарату искусственного дыхания, и находящегося без сознания, перевозят иначе, чем пациента, чья нога находится в гипсе.

Кроме медицинских характеристик необходимо учитывать еще и такие параметры, как возраст и гражданство больного. Возьмем, например, такие разные случаи, как взрослый пациент с паспортом Евросоюза и новорожденный младенец из Москвы, у которого нет ни фотографии, ни паспорта.

Для перевозки некоторых больных самолет должен лететь не выше определенной высоты, тогда необходима особая подготовка персонала и аппаратуры.

Я уже сталкивался со случаями, когда из-за своих размеров или из-за ортопедического оборудования больные не могли пройти в дверь самолета.

Я могу написать целую книгу обо всех тех случаях, когда паспорт, виза или чиновник эмиграционной службы становились преградой к спасению жизни.

Вопрос: Расскажите, пожалуйста, о вашем последнем полете — о девочке, которую транспортировали в Израиль из Одессы…

Ответ: Это классический случай преждевременных родов. Девочка родилась с весом 750 грамм, она была в критическом состоянии, с минимальными шансами на выживание. Такие случаи требуют особой медицинской специализации и современных технологий, что доступно не во всех точках земного шара. Репутация компании iMER и отделения интенсивной терапии недоношенных детей медицинского центра «Хадасса» стала известна и в одесской больнице, чей персонал порекомендовал членам семьи обратиться в iMER. Дальше события развивались стремительно. Необходимо понимать, что в организации такой сложной операции, кроме непосредственно медработников, принимают участие десятки людей, ведь надо подготовить большое количество официальных документов, медицинское оборудование и учесть много других нюансов.

Самолет, который я пилотировал, приземлился днем в международном аэропорту Одессы, и несколько работников отделения интенсивной терапии недоношенных детей из «Хадассы» поехали в сопровождении полицейского эскорта прямо в больницу. После консилиума с врачами местной больницы и стабилизации состояния новорожденной в специальном инкубаторе, который мы привезли из Израиля, девочку привезли в аэропорт, и менее, чем через три часа с момента посадки в Одессе, мы уже были по дороге домой, в Иерусалим.

Малышка благополучно перенесла эту операцию, и я надеюсь, что с каплей везения и Божьим благословлением через два месяца она вернется к себе домой здоровым веселым младенцем.

P. S. С момента написания этой статьи прошло около полугода. Девочка благополучно вернулась к себе домой, в Одессу. Она здорова, хорошо растет и прибавляет в весе.

Получить дополнительную информацию о службе санитарной авиации >>

 

 
Статьи по теме:

Международная санитарная авиация (Air Ambulance) — перевозка больных самолетом

Введите запрос о лечении в Израиле
Ваше имя
Email адрес
Номер телефона

Сообщение

× Заказать обратный звонок

Ваше имяНомер телефона с международным кодом