Рус
Eng

О работе врачом в Марокко

Вашему вниманию предлагается письмо доктора Леонида Микиртумова -хирурга высшей категории,  о его опыте работы врачом    в северной Африке, в Касабланке.
Работа врача за границей

С 1964 по 1970 г. я учился в одной группе с марокканцем,  который стал моим другом.

По окончании института,  он со своей русской женой и дочкой уехал по контракту в Алжир на два года с целью адаптировать жену к французскому,  арабскому языку и специфике патологий. После чего  вернулся в Касабланку,  и после короткой альтернативной службы в армии начал работать акушером-гинекологом в муниципальном госпитале.  

За два года работы он получил огромную практику,  учитывая большую нехватку врачей в Марокко,  включая иностранные миссии и частные кабинеты французских врачей,  многие из которых покинули эту страну в связи получением ей независимости. Учитывая отсутствие аутопсии,  все осложнения и смерти после гинекологических и акушерских пособий объяснялись волей Аллаха.

Аллах дал- Аллах и взял.  Я, отработав три года в Алжире,  освоил в пределах дворника арабский,  французский языки и усовершенствовал русскую ненормативную лексику.

Закончив алжирский контракт и оценив ситуацию на Родине,  я по частному приглашению улетел в Касабланку с радужными надеждами на трудоустройство,  учитывая,  что я уже был хирургом высшей категории и занимал  должность зав. общим хирургическим отделением московской больницы.
Мой товарищ марокканец к этому времени уже отстроил свою частную поливалентную клинику на 90 коек с пятью операционными блоками,  включая акушерство и гинекологию.
Однако для начала моей трудовой деятельности была необходимость в получении лицензии,  в начале на врача общей практики,  а затем на специалиста врача-хирурга общего профиля. 

Диплом 1-го Мединститута Москвы признавался,  что не требовало сдачи экзаменов.  

Все прекрасно:  место работы есть,  хозяин клиники -друг,  но тут,  как говорят,  началось «еврейско-армянское счастье» без всяких признаков национализма.

Подтверждение лицензии решалось вначале обществом врачей,  затем обществом хирургов и последнее- подписью министра здравоохранения.  Бюрократия в России и во Франции — это детская игра,  по сравнению с арабской страной.

Больные — это пирог к которому лишнего едока не допускают,  кроме как за солидный бакшиш.
В течении года после подачи документов,  я не работал,  а проводил нелегальные консультации,  а иногда и хирургические вмешательства анонимно,  что давало мне небольшие гонорары плюс зарплата в 400 долларов в месяц за исполнение должности медбрата зав.  оперблоком.

Доброта и щедрость моего друга позволяли мне жить в достойной квартире,  достойно питаться и даже отсылать небольшие деньги в Москву — семье.

Когда я выяснил сумму,  необходимую для получения лицензии,  стало понятно,  что легальным врачом быть в Марокко для меня почти невозможно. На мое счастье,  или,  несчастье,  в клинике открылся сервис литотрипсии.

После короткой подготовки,  я освоил эту методику,  что улучшило мое материальное состояние до уровня 1200 долларов в месяц. Отсутствие врачебной лицензии стимулировало врачей-урологов направлять больных с почечно-каменной болезнью,  понимая , что я не являюсь конкурентом,  а только врачом-техником по дроблению камней. Каждый вызов в операционный блок для помощи,  а иногда и для проведения хирургического вмешательства,  вызывал у меня большую радость далеко не материального свойства.      

Финансовое положение клиники в целом меня мало интересовало,  поскольку мало что в этом понимал.

Мой сервис шел с прибылью,  что определялось, в какой-то степени,  наличием русского врача с его «русским»подходом к больному и его патологии.

Однако банкротство клиники было неизбежным,  что и наступило.
Несколько слов о марокканской медицине.
Имею ли я право говорить об этой проблеме в целом? Но я буду говорить о моем впечатлении.

Не существует марокканской медицины -это микст франко-африканской медицины.
Желание стать врачом,  как правило,  обусловлено материальным интересом, что удовлетворяется в зависимости от того где ты хочешь работать. 

Подчас работа в Медине или в Сахаре приносит больший бенефис,  чем работа в Рабате или в Касабланке.

Есть особенность,  не приемлемая для творческого врача:  ты не должен поставить дренажную трубку там,  где ты считаешь нужным,  если это не описано во французском пособии по хирургии.

Возможность индивидуального творчества хирурга сведена к нулю и влечет за собой административную ответственность.

Что мне нравится в марокканской хирургии — что за больного отвечает один врач,  который его оперировал.  Что мне не нравится в марокканской медицине -что за больного отвечает один врач,  который его оперировал. 

И если я обнаружил необходимость в повторной операции,  я должен вызывать оперирующего хирурга и ничего не делать,  кроме трансфузионной терапии.

Марокко не является традиционной страной для эмиграции.  Европейцы(Франция,  Италия) имеют безвизовые отношения с Марокко,  в настоящее время Россия – так же.

Получить гражданство возможно только иностранкам,  вышедшим замуж за марокканцев.  Иностранец,  женившийся на марокканке никогда не становится марокканцем,  также,  как и его дети,  что не является серьезным препятствием для трудоустройства.  Медицина представлена муниципальной,  страховой и частной.

Основной контингент врачей — это марокканцы.  Небольшое количество французских врачей,  работающих в своих частных клиниках.  Большое количество врачей — это марокканские евреи,  являющиеся марокканцами и поддерживаемые мароккано — еврейской диаспорой.

За семь лет работы в Марокко я не заметил никаких признаков антисемитизма,  более того,  меня удивило большое количество синагог и совместные празднования,  как арабских,  так и еврейских праздников. 

Из русских врачей в Касабланке я знал только троих:  две женщины,  являющиеся женами марокканцев, один молодой доктор акушер-гинеколог из Белоруссии муж марокканки, отец которой занимал немалый пост в администрации города, что позволило молодому доктору открыть кабинет в Касабланке через два года работы в госпитале от Министерства добычи фосфатов.

С муниципальной медициной я практически не знаком, но по отзывам больных, да и врачей, работающих в госпиталях, условия очень схожи с гор. больницами в глубинке СССР. Уровень частной медицины, безусловно, гораздо выше, но материально малодоступен для населения, не имеющего страховки высокого уровня или материальных возможностей.

Абсолютное отсутствие сан. просвет. работы, которую мы не любили в СССР, сформировала население с отсутствием элементарных понятий о медицине, что , безусловно,  используется безнравственными медиками, поскольку больной доверяет врачу и соглашается с любым диагнозом, с любыми нужными и ненужными методами обследования и даже хирургическими вмешательствами.

Врачи соблюдают «этику» и не высказывают свое мнение по поводу неоправданных действий коллег. Релапаротомии при осложнениях стараются не осуществлять, дабы не демонстрировать ошибки, произведенные при первичной операции.
Учитывая выше сказанное, высоко состоятельные марокканцы стараются получать медицинскую, даже экстренную помощь в Европе, либо в самых дорогих клиниках Касабланки.
Есть большая разница в подготовке врачей российских и марокканских. Российский врач начинает осуществлять технические приемы диагностики, а иногда и хирургические вмешательства еще в период учебы. 

Те же, кто попадает в районные больницы, практически становятся поливалентными врачами. Марокканские врачи получают медицинское образование, в основном во Франции, Испании и в настоящее время в России. Подготовка врачей в России, к величайшему сожалению, оставляет желать много лучшего, я имею в виду постперестроечный период(сдача зачетов и экзаменов за деньги, свободное посещение лекций).

Это не прошло незаметно для марокканской медицинской администрации и для марокканцев, получивших мед. образование в России, введены обязательные экзамены по всем медицинским предметам.

Мне пришлось встречать великолепных марокканских хирургов, прошедших 2-3летнюю практику во французских госпиталях, они великолепно владеют всеми методами диагностики и прекрасно технически подготовлены для оперативных пособий, даже в смежных областях.

Таких врачей прекрасно знает персонал клиник и таких врачей рекомендуют больным. Каждый частный хирург имеет свой кабинет, где может оказывать доступную медицинскую помощь, а в случае необходимости стационарного лечения, может госпитализировать больного в любую частную клинику, в зависимости от материального положения больного или его страховки.

Сугубо на мой личный взгляд, французская медицинская школа очень хорошая, но полностью исключает индивидуальное творчество хирурга. Все нужно делать так, как было написано в книжках или как было сказано на лекциях. Даже установка дренажной трубки не в типичном месте может вызвать вопрос у коллеги: «А в какой книге написано об этой методике, или какой профессор Вас этому учил?»Ответ, что я расценил это, как наиболее эффективное дренирование будет расценено как ошибка.

Немножечко о специфике характеров всех марокканцев. Основные позиции жизни -это дусман,  дакор,  дома и инш Алла в переводе на русский: медленно, согласен, но завтра и дай Бог. Поэтому фраза»срочно в операционную» вызывает искреннее удивление, ведь все равно все в руках Бога, так зачем торопиться? Эти постулаты распространяются на все проявления жизни марокканцев и первые два года вызывают большое распространение у иностранцев.

Как ремарка, марокканец никогда не скажет, что он опоздал на самолет, он скажет , что этот дурацкий самолет улетел не дождавшись его.

Огромный наплыв врачей и провизоров, получивших образование в России, значительно затрудняет трудоустройство. Легче устроится и открыть кабинет в бедных районах (Медина) или в маленьких городках Предсахарья, где условия жизни гораздо тяжелее, гонорары меньше, но возможность создать клиентуру гораздо легче, поскольку даже начинающих врачей эти места не прельщают.

Редкий случай везения — это приобретение старого кабинета с обширной клиентурой у иностранца, который покидает Марокко.

Леонид Микиртумов 
sebou@mail.ru

Дополнение от автора:
Дорогие мои коллеги!
Я получаю много писем с просьбами помочь советом тем,кто хочет поехать работать в северную Африку. Постараюсь ответить всем, дабы уберечь от разочарований и неоправданных потерь.Эпиграф данного письма «Никто и нигде нас не ждёт». Не претендуя на звание оракула, скажу:отбросьте иллюзии. Адаптироваться в чужой стране без знания языка,обычаев,специфики страны,могут люди,в которых эта страна заинтересована. Как правило-это профессионалы высокого уровня. Я не говорю об эмиграции-это другая тема. Покидая Советский Союз, я был сформированным хирургом средней руки и стажем работы в больницах скорой помощи более 17 лет, владел, в минимальных пределах, французским и арабским языками. У меня была мощная поддержка от друга но я так и не получил за 10 лет долгожданной лицензии на право работы. Дерзайте, друзья мои, учитесь, дежурьте в клиниках, больницах, роддомах и вы сможете реализоваться на Родине.
С уважением, Леонид.
Введите запрос о лечении в Израиле
Ваше имя
Email адрес
Номер телефона

Сообщение

× Заказать обратный звонок

Ваше имяНомер телефона с международным кодом