Рус
Eng

О раке груди и прыжках с парашютом

Из историй семейного врача

Вылечить рак и прыгнуть с парашютомВ этот раз я хочу рассказать Вам историю еще одной моей давней пациентки, Леи. Эта история кому-то может напомнить рассказ про другого моего больного, Виктора (зихроно ле браха), который был болен раком и мужественно с ним сражался. Правда, в ее случае окончание истории гораздо более оптимистично. На днях Лея в очередной раз пришла ко мне в клинику. Женщина 62 лет, маленькая, худая, с короткой стрижкой, — всегда быстрая и энергичная. Бывшая учительница. А история у нее такая.

В 2005 году у Леи обнаружили рак груди, сделали операцию, удалили опухоль, и назначили химиотерапию. Все обычно, как у многих других подобных больных. После химиотерапии она нормально восстановилась, продолжала принимать тамоксифен — лекарство, подавляющее рецидив опухоли. Все было более-менее нормально до 2007 года, когда вдруг у нее появились боли в животе, постоянная тошнота и рвота после еды. Естественно — первая мысль — рецидив опухоли. Начали ее крутить-вертеть, сделали массу обследований — ничего особенного не нашли, а женщина угасает прямо на глазах. Все съеденное моментально оказывается снаружи, рвота ужасная, вес упал за считанные месяцы килограмм на десять, притом, что до этой болезни она весила килограмм 50.

Из-за стремительной потери веса Лею пришлось госпитализировать и начать внутривенное питание. Выглядела она тогда ужасно — маленький скелетик со сморщенной кожей. О психологическом состоянии я уже и не говорю — человек приготовился умирать.

В конечном счете, никаких признаков возвращения рака не нашли, и ей поставили диагноз — гастропарез — т.е. паралич желудка. При этом состоянии желудок не способен сокращаться и проталкивать пищу. Почему с ней такое произошло — непонятно. Вообще, причины этого диагноза часто бывают не ясны. В ее случае предположили, что это отдаленное осложнение химеотерапии.

Поскольку постоянно держать больную на внутривенном питании сложно и опасно, а сама она есть не в состоянии, врачи решили провести ей операцию еюностомия (Jejunostomy) При этом на брюшной стенке делают надрез и вставляют специальный постоянный катетер в двенадцатиперстную кишку, чтобы через него вводить больному пищу. Эта операция применяется у тех пациентов, которые не могут самостоятельно питаться в течение долгого времени. Например, часто эту операцию проводят больным после инсульта, не способным глотать, или же дементным старикам, глотание у которых нарушено и есть риск попадания пищи в легкие. Раньше в таких случаях обычно делали операцию под названием гастростомия — введение катетера в желудок. Но при этом больше риск заброса пищи в легкие, и нужно, чтобы желудок функционировал — поэтому делают эту операцию сейчас в таких случаях все меньше.

Не старая, ранее активная и жизнерадостная женщина, после больницы едва стояла на ногах от слабости, выписалась с трубкой в животе. Она была вынуждена ежедневно заливать в нее какие-то гадкие пищевые смеси, обрабатывать кожу вокруг свища, промывать всю эту систему и заниматься массой других неприятных, но необходимых дел, чтобы элементарно не умереть от истощения. К тому же, Лея так и не поверила, что у нее не рецидив рака. Можете себе представить, каково было ее психологическое и физическое состояние. К счастью, муж и дочери очень ее поддерживали, и помогали во всем.

Через несколько месяцев она зашла ко мне в клинику вместе со старшей дочерью. Выглядела изможденной, грустной, но прежний вес почти набрала.
Рассказала, что была у психиатра, и он назначил ей антидепрессанты. Пока особого улучшения не чувствует, хотя физически постепенно приходит в норму. Пробует потихоньку глотать — иногда рвет, иногда проходит. Я обрадовался — значит, функция желудка потихоньку восстанавливается.

После этого Лея заходила ко мне еще несколько раз, уже одна. С каждым разом было ощущение, что она постепенно приходит в норму. Настроение поднялось, выглядела она уже почти нормально. Просила выписать рецепты и быстро уходила.

Потом несколько месяцев я ее не видел. А несколько дней назад вдруг снова пришла ко мне прежняя Лея — энергичная, веселая, довольная жизнью. На мой вопрос — «как дела»- рассказала, что все у нее в порядке — желудок полностью восстановился , трубку из живота убрали, ест она нормально. Антидепрессанты больше не нужны — настроение отличное. Пару недель назад вернулась из турпоездки в Китай — полна впечатлений. А еще — тут она попросила не считать ее сумасшедшей — на днях осуществила свою давнюю мечту — прыгнула с парашютом!!! Оказывается, всю жизнь мечтала прыгнуть — и вот только к 62 годам удалось осуществить.
Вот так.

Следующее письмо >>

Введите запрос о лечении в Израиле
Ваше имя
Email адрес
Номер телефона

Сообщение

× Заказать обратный звонок

Ваше имяНомер телефона с международным кодом