Рус
Eng

Непобедимая и легендарная

Израильтяне гордятся своей армией. Называется она — Цахал — сокращение от слов: «Армия обороны Израиля«. Учитывая наших «миролюбивых» соседей, а так же размеры страны — 432 км. с севера на юг, и порядка 90 км. с запада на восток — оборона тут вещь актуальная. Понятно что в таких условиях сильная армия — это не роскошь, а средство выживания в этом гадюшнике — на Ближнем Востоке. По данным зарубежных источников, в мирное время армия составляет около 177 тыс. солдат, в случае войны ее численность доходит до 600 тыс. за счет резервистов. Понятно, что если общая численность еврейского населения в Израиле приближается к 5 миллионам — со стариками и детьми — то большинство взрослого населения находится на резервной службе.

То есть, почти для всех взрослых мужчин и для большинства женщин армия — это часть жизни, причем часть, которую, как правило, вспоминают с гордостью и удовольствием. Призываются парни и девушки в возрасте 18 лет, евреи, бедуины и друзы. Бедуины и друзы — это мусульмане, которые хорошо относятся к евреям и являются лояльными гражданами Израиля. В армии служат в основном следопытами. О генералах я не слышал, а майоры и полковники среди них бывают.
   Существует и альтернативная служба, в основном ее проходят религиозные девушки. Они работают в больницах, школах, в социальных службах. Они тоже считаются солдатками, иногда ходят в форме, но занимаются в основном работой секретарской, типа регистратора в поликлинике или помощника учителя в школе.
   Парни пока не могут выбрать такую службу, хотя и об этом разговоры ведутся
Все призванные проходят курс молодого бойца, он разной продолжительности в зависимости от рода войск и прочих. Может быть от 2 — 3 недель до 6 месяцев, в некоторых случаях больше. Это, пожалуй, единственное время, когда солдаты занимаются шагистикой, козыряют всем встречным офицерам и на любое слово сержанта кричат по уставу: » Да, командир».
   После курса молодого бойца все это немедленно пропадает, честь здесь отдают друг другу только на парадах, а отношения между бойцами и командирами вполне панибратские.
   Потом начинается срочная служба, у парней она чуть меньше 3 лет, у девушек меньше 2 — х. Девчонки служат во всех частях, кроме боевых. Их обычные функции в армии — секретарши, делопроизводители, военфельдшера, разведка, но не только.   
   Некоторые служат на учебных базах инструкторами по вождению танков, по артиллеристским установкам, связи и всему чему угодно. Они сами не служат танкистами, но будущих танкистов обучают. Есть у них возможность стать командиром учебного взвода или роты для курсов молодого бойца. Часто в командирши идут 18 — летние пигалицы для самоутверждения. Забавно наблюдать такую соплюху, прохаживающуюся перед шеренгой здоровых мужиков и орущую на них, а они смотрят на нее, как тигры на укротительницу, боясь шевельнуться — сразу влепит наряд вне очереди.
   Несколько девушек пытались попасть на курсы военных летчиков — самый престижный род войск. Через высший суд справедливости (главный судебный орган страны) добились зачисления, но ни одна не кончила — слишком высоки нагрузки и требования.
   Вообще женские войска стоят обособленно в армии, у них свое командование, есть даже две женщины — генералы. Наказать солдатку имеет право только офицер — женщина из женских войск, девушкам полагаются дополнительные отпуска и прочие льготы, облегчающие им службу.
   Студенты университетов, как правило, успевают отслужить до поступления на учебу, идут учиться в возрасте 21 — 23 года уже зрелыми сложившимися людьми. Хотя можно заключить договор с армией, по которому тебе дают отсрочку на время учебы, а после окончания идешь служить по полученной в университете специальности, но уже не на 3 а на 6 лет. (Девушки служат в этом случае, по-моему, 5 лет)
   При этом первые 2 года получают обычное солдатское жалование, а последние 4 — нормальную зарплату офицера — специалиста.
   В основном молодежь идет в армию с высокой мотивацией. В этом обществе позорно не служить, когда все твои братья, отец, друзья, одноклассники служили или служат. Принято гордиться этой страницей биографии, и человек не служивший вызывает недоумение — или он сильно больной, или у него были проблемы с полицией или сильно хитрый и как-то отмазался. В определенных случаях не служба в армии — это фактор, затрудняющий прием на хорошую работу и продвижение в жизни.   
   Репатрианты, приезжающие в молодом возрасте, служат как все; те, кто постарше, только ходят на ежегодные сборы, а приехавшие в возрасте старше вроде бы 42 лет — не служат вообще. Для них не служба в армии простительна — какой с них спрос. На практике приехавших после 30 — 35 лет берут крайне редко.
   Хотя в последние годы и говорят о снижении мотивации призывников к службе в армии, она все еще высока. Если какой -нибудь юноша не попадает в желанный для него, например, десант — это для него трагедия. А уж если вообще не берут в армию по здоровью — это настоящее горе для многих подростков. Они обивают пороги военкоматов, требуя и просясь в армию на любую должность, и многих берут на правах добровольцев на нетяжелые работы.
   Например, я видел в одной части парня, перенесшего церебральный паралич. Он ходил по части, выламываясь всем телом, еле передвигаясь, с трудом разговаривал, но при этом был в военной форме, таскал какие-то папки с документам, и чувствовал себя вполне при деле.
   Зато, придя домой в форме, он может погордиться перед соседями или младшими братьями, что и он — воин.
   Справедливости ради следует отметить, что есть подростки, не желающие тратить 3 года на армию, подставляться под пули в боевых частях, и всячески от армии увиливающие. Но таких относительно немного, хотя, говорят, их число все время растет.
   Впрочем, в армии служат не все.
   Не подлежат призыву арабские граждане Израиля, хотя есть некоторые деревни арабов — христиан, где молодежь традиционно служит добровольцами. Не служат в армии замужние женщины, независимо от возраста. Стараются не брать правонарушителей.
   Не служат в армии ешиботники — религиозные ортодоксы. Они получают ежегодно отсрочку на год, как бы из — за учебы в ешиве, и так повторяется до достижения ими непризывного возраста. Их не очень любят в обществе, в том числе и за это, считают паразитами, не желающими участвовать в общем деле обороны страны.
   В случае если парень не хочет служить в армии, он может просто на призывном пункте отказаться от призыва. В таком случае его арестовывают за нарушение закона о призыве, сажают в военную тюрьму, где он и находится от полутора месяцев до полугода, после чего до недавнего времени ему устанавливали в личном деле отметку — не годен к службе в армии по социальным причинам — и отпускали. Сейчас это стало сложнее, но желающие закосить от армии все еще могут это сделать относительно легче чем это было в России.
   Профиль 21 также получают подростки с проблемами психики, которым опасно доверять оружие, или очень больные. Есть еще категория «не подходящие для службы» — это правонарушители или просто слишком агрессивные, неуживчивые и возбудимые подростки, которых также освобождают от армии.
   Вторая часть армии — это резервисты. Все происшедшие срочную службу затем ежегодно призываются на армейские сборы на срок до 46 дней, в зависимости от рода войск. Это может быть два раза по 20 дней, или весь год 1 день в неделю — так бывает у врачей — специалистов. Военные летчики, кем бы они не работали после армии, несколько дней в месяц летают на своих самолетах. Так происходит со всеми резервистами весь срок до возраста 46 лет — срок окончания резервной службы.   
   Отношение резервистов к сборам двоякое. С одной стороны, бросать семью и отправляться кормить комаров где -нибудь на границе или в Ливане не очень хочется.   
   С другой стороны, это возможность вырваться из надоевшей рутины, отдохнуть от сидячей работы, побыть на свежем воздухе в компании старых друзей (резервисты обычно прикреплены к одной части и ежегодно встречаются в одном составе). Да и в Ливан попадаешь не всегда, чаще куда -нибудь в тихое местечко, где можно отдыхать и жарить шашлыки по вечерам. Поэтому многие охотно идут на сборы, и еще охотнее возвращаются потом домой.
   Резервная служба — это интересный феномен, как бы смещающий привычные представления о людях и их отношениях.
   Например, обычный тракторист или столяр вдруг может оказаться полковником на сборах, командиром бригады.
    Владелец фирмы, миллионер может оказаться простым пехотинцем, находящимся в подчинении у сержанта, работающего на гражданке мелким служащим в его же фирме. Какой -нибудь скучный бухгалтер — маленький и лысый — вдруг оказывается в прошлом бойцом спецназа, и начинает на сборах проявлять чудеса ловкости и сноровки. Нет прямой корреляции между преуспеванием человека в армии и на гражданке. Хотя обычно генералы преуспевают и после армейской службы, но достаточно и исключений.
    Например, в соседнем киббуце работает трактористом бывший генерал. Ну да в кибуцах особая ситуация. Бен Гурион — первый премьер — министр Израиля — после ухода из политики тоже вернулся в свой киббуц, и до конца жизни работал плотником, впрочем, являясь политическим советником правительства.
   Третья часть армии — кадровые офицеры и сержанты. Они работают по контрактной системе, подписывая контракт на 5 — 10 лет. После 25 летней службы кадровый военный выходит на пенсию — в возрасте около 45 лет. Он получает очень приличную пенсию и еще полон сил для работы.
   Нет возможности успешно делать военную карьеру без высшего образования, поэтому кадровые офицеры обязаны проучиться в университете и получить академическую степень, по любой специальности. Это может быть хоть физика хоть литературоведение.
   Поэтому после армии офицер обеспечен не только пенсией, но и гражданской специальностью, по которой и продолжает работать. Многие из таких пенсионеров уходит в бизнес — к этому времени уже есть какой-то стартовых капитал, да и старые армейские связи помогают. Вообще здешние офицеры не похожи на офицеров советской армии.
   Приветствуется интеллект, образованность, спортивность. Офицеры сплошь молодые, подтянутые, генерала или полковника с брюхом встретить [хоть и можно , но довольно редко. Вопрос о выпивке в армии, как, впрочем, и вообще в израильском обществе, не стоит — не то чтобы все были трезвенники, но напиться до потери контроля — это нонсенс.
   Порядки в армии довольно либеральные. Нет никакого чинопочитания, В будни солдаты и офицеры носят одинаковую форму, лишь знаки различия на погонах различаются.
   Внешне солдата можно опознать по цвету формы — светло — серая у авиации и флота, у всех остальных защитного цвета; и по цвету берета. Танкисты и артиллерия — черные, десант — красные, пограничники и разведка — зеленые. У десанта также рыжие ботинки — очень почетные. Большинство солдат ходят с оружием, в том числе и в увольнение, и с 3 заряженными магазинами.
   Как правило, солдаты и офицеры едят одну и ту же еду в одной столовой. Кстати, нет в армии прачечных — все стирают форму дома, благо страна маленькая, дома бывают часто.
   Военнослужащему полагается увольнение не реже чем, раз в 3 недели на 24 часа, реально зависит от расположения части от дома. Из Ливана выходят в увольнение реже, так как сложно добираться, из центра страны может быть и еженедельно. В некоторых частях солдаты живут дома, а на службу приходят как на работу.
   В Израиле религия не отделена от государства, это касается и армии. В столовых
соблюдается кашрут, так как религиозные солдаты обязаны соблюдать эту заповедь.
Нерелигиозных никто не ограничивает, они могут сами купить свинину и ее трескать, но в армии подают только кошерное. В частях есть военный раввин, в чине офицера, обычно капитан или майор, и у него несколько религиозных солдат — помощников. В мирное время все они просто служит в полевой синагоге, в случае военных действий раввин с помощниками и автоматы держать умеют, но основной их обязанностью является опознание и похороны убитых.
   По еврейской традиции убитый должен быть похоронен целиком, со всеми оторванными частями вплоть до сбора земли, запачканной кровью. Кроме того, обязательно труп должен быть опознан, неизвестных солдат тут не бывает — опознание проводят на генетическом уровне. Этим всем и занимаются религиозные службы в армии.
   Вообще отношение к погибшим очень серьезное, израильская армия считает делом чести не оставлять раненых и убитых на поле боя, и если к врагу попало тело солдата, его обменивают на десятки и сотни пленных. А уж о наших пленных и говорить нечего — их годами разыскивают и стараются обменять, не останавливаясь ни перед чем.
Уф, что-то я расписался. На одно письмо достаточно.

Продолжение следует

Введите запрос о лечении в Израиле
Ваше имя
Email адрес
Номер телефона

Сообщение

× Заказать обратный звонок

Ваше имяНомер телефона с международным кодом